Веселая и разноликая Кульджа

 

У многих уйгурских городов есть эпитеты. Если Яркенд называют печальным, то Кульджу почему-то – веселой. Наверное, за нрав ее жителей, которые отличаются своей жизнерадостностью и оптимизмом. А еще Кульджа, как никакой другой уйгурский город, впитала в себя традиции разных культур и народов. 

 

Из глубины веков

Город Кульджа находится в ста километрах от казахстанско-китайской границы на берегу реки Или. Слово «Кульджа» в переводе с уйгурского языка означает взрослого самца дикого барана. Этот город был известен со времен Тюркского каганата. Сын Чингисхана Чагатай сделал его столицей своего государства. В середине XVIII века Илийский край вошел в состав Китая, и Кульджа стала административным центром региона. 

В 60-х годах XVIII века Кульджу заново отстроили уйгурские переселенцы, которых насильственно переселили из Кашгарии в этот край завоеватели. Большая часть уйгуров Илийского края –потомки тех переселенцев. Переселившись на берега Или, уйгуры, кроме города, построили еще сотни сёл, где жили трудолюбивые дехкане и ремесленники. Хлебом, выращенным местными крестьянами, питались жители не только Илийского края, но и Алтая, Тарбагатая и Урумчи. 

 В середине XIX века значение города возрастает; расположенный недалеко от границы, он становится важным торговым центром. В 60-х годах XIX века, во время уйгурского восстания, он являлся столицей Илийского султаната. В 1871 году после серии народных восстаний в Китае царское правительство России, остерегаясь распространения национально-освободительных идей на территории Семиречья, ввело свои войска в пределы Илийского края. Временная оккупация длилась 10 лет. После того как в 1881 году край был передан Китаю, часть жителей, а это – 45 тысяч уйгуров, опасаясь расправы за участие в антицинском восстании, переселилась в Семиречье. С 1944 по 1949 годы Кульджа была столицей Восточно-Туркестанской республики. 

Многие годы Кульджа является одной из культурных столиц уйгуров. Этот город отличается от Кашгара и других городов юга. Здесь проживали не только уйгуры, но и татары, казахи, русские, узбеки. Каждый из этих народов внес свою лепту в развитие города. Многие представители этих народов оказались в Кульдже после Гражданской войны в России. Люди различных этносов жили дружно, помогали друг другу. Бывшие царские офицеры учили молодых уйгуров военному делу, татары работали учителями, священно-

служителями, узбеки – торговцами. В те годы в Кульдже были открыты школы с русским языком обучения. В них учились представители разных народов, в том числе и уйгурские дети, в городе издавались газеты, журналы на разных языках, работали театры. В результате Кульджа стала культурным центром всего региона.

Поэзия и свобода 

 Свое знакомство с городом я начал со старинной мечети Байтулла, которая напоминает китайскую пагоду. Рядом с остатками старого здания построена современная мечеть, где сразу угадываются особенности уйгурской архитектуры. В прошлом здесь, наверное, действовало и медресе. Многие местные жители так и называют это здание – медресе. Мечеть Байтулла – одна из национальных святынь уйгуров Илийского края. В этой мечети совершали намаз многие великие сыны уйгурского народа. Здесь был совершен и прощальный намаз уйгурами перед массовым переездом в Семиречье в 1882 году. 

Уйгуры покидали Илийский край со слезами на глазах и надеялись, что в Семиречье найдут вторую родину. Среди них был и известный уйгурский поэт Сеид Мухаммед Каши, который в своей поэме «Шарки Шикасте» описал переселение уйгур в Семиречье. Это произведение было впервые опубликовано русским ученым Н. Н. Пантусовым в книге «Образцы таранчинской литературы», изданной в Казани в 1909 году. 

 Когда речь заходит о Кульдже, я в первую очередь вспоминаю замечательную поэтессу, национальную героиню уйгурского народа, красавицу Назугум. Нет, наверное, такого уйгура в Семиречье, который не побывал в пещере в Кетменских горах, где скрывалась мужественная женщина от врагов. Она и двое её коллег-поэтов – Садыр Палван и Билал Назым – стали символами свободолюбивой Кульджи.

 Садыр Палван был человеком, популярнее которого не было в Илийском крае во второй половине XIX века. Один из руководителей антицинского восстания в 60-х годах, он отличался талантом полководца, героизмом и мудростью. Совершенно неграмотный, как великий казахский акын Жамбыл Жабаев, благодаря своему необыкновенному поэтическому дару он создавал стихотворения и песни, которые навсегда вошли в золотой фонд уйгурской культуры. Он сочинял не только стихи, но и музыку к ним, и сам же исполнял свои песни. 

 Великим сыном Кульджи был и замечательный уйгурский поэт Билал Назым. Высокообразованный человек, общественный деятель, священнослужитель, он принял активное участие в восстании. Мы, уйгуры, должны быть благодарны известному русскому ученому-тюркологу Н. Н. Пантусову, который в 1881 году опубликовал произведения Билала Назыма в Казани. Благодаря этим публикациям многие труды поэта дошли до наших дней. Нельзя забывать и выдающегося уйгурского ученого-литературоведа, поэта Мурата Хамраева, который перевел многие стихи поэта на русский язык. Благодаря этим переводам поэтическое наследие уйгурского классика стало достоянием не только русской, но и мировой культуры.

 Я бродил по улицам Кульджи, вспоминая этих великих поэтов, чье творчество знакомо мне с детства.

Лики Кульджи

 Можно ли Кульджу сравнить с Кашгаром? Нет, конечно. Двухтысячелетний Кашгар – это древняя уйгурская столица, колыбель уйгурской культуры, государственности. Кульджа – это уйгурский Петербург, ворота в Европу, Россию, Казахстан. И эту роль Кульджа выполняет до сих пор.

 Если в замечательных архитектурных сооружениях Кашгара, Турфана, Яркенда, Хотана, Кагалыка и других древних городов, построенных уйгурскими зодчими, сразу угадывается национальный стиль, то Кульджа разнолика. Оставаясь уйгурским городом, Кульджа приобрела черты и других народов.

Уже подъезжая к Кульдже, я увидел одноэтажные дома, похожие на здания, которые строят у нас. Их называют здесь «русскими» домами. Вообще, есть сходство между Кульджой и Алматы. Старые европейские постройки Кульджи, которых, правда, сохранилось очень мало, напоминают город Верный второй половины XIX века. А глядя на современную Кульджу, вспоминаешь городской ландшафт нашей южной столицы. 

Впечатление усилилось, когда, совершая поездку на городском рейсовом автобусе, я услышал не только уйгурскую, но и казахскую речь. Я соскучился по казахскому языку и тут же вступил в разговор со своими попутчицами – местными девушками-казашками. Они были дружелюбны, а, узнав, что я родом из Казахстана, сами стали жадно расспрашивать меня о жизни на их исторической родине.

Но вернемся к архитектуре Кульджи. Были в городе и дома с плоскими крышами, например, рядом с Народным парком, они возвращали меня в древние Кашгар или Хотан.

Нельзя было равнодушно пройти мимо района Казанчи, где живут ремесленники: гончары, кузнецы, мастера по чеканке, ювелиры, краснодеревщики и другие. В этом районе можно познакомиться с творениями местных ремесленников, совершить экскурсию в места, где они живут и работают. 

Дунганская мечеть, напоминающая культовые сооружения Китая, соседствовала с домами, построенными в кашгарском или европейском стиле. И это все Кульджа – разноликая и прекрасная.

…В свой последний день мы решили просто побродить по улицам Кульджи. Шел сильный дождь. Удивительно, но в этот июльский день температура воздуха упала до 12 градусов тепла. Однако я не мерз, мне не хотелось покидать улицы этого красивого города. Уже промокший, я еще долго всматривался в приветливые лица жителей, останавливал прохожих, заводил с ними беседы, расспрашивал их. Они удивленно смотрели на меня, но, узнав, откуда я родом, с удовольствием отвечали на мои вопросы.

Автор: Исмаилжан ИМИНОВ

Источник: http://mirр.kz

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *