Александр III, уйгуры и Туркмения

Весной Мургаб сильно разливается, летом мелеет, но даже на линии жел. дор. представляет настоящую реку, которая несет в среднем около 6,5 куб. саж. в сек. Мургаб своими водами орошает оазисы ПендинскийИолатанский и в особенности Мервский, самый значительный во всей Закаспийской  области (около 4000 кв. в.). Вода из Мургаба выводится для орошения полей помощью первобытных плотин, которые требуют огромного труда на свое поддержание (из донесений государю Александру III).

ПЕРЕСЕЛЕНИЕ УЙГУРОВ ИЗ СЕМИРЕЧЬЯ В ТУРКМЕНИЮ

1890 – 2016 гг.

Сегодня, в жизни уйгуров проживающих в Туркменистане особый день, исполнилось сто двадцать шесть лет с того времени как наши предки по воле судьбы переселились в древний Мерв покинув родные земли в Семиречье.

Что их толкнуло на этот нелегкий шаг, что заставило их, покинув обжитые места пуститься в рискованное путешествие в незнакомые земли далекого Туркменистана?

В 1884 году, при активном содействии Гульджамал-хан, Мургабский оазис был добровольно присоединен к России и перед здравствующим в те годы государем Александром III и его правительством, возник вопрос использования плодородных земель расположенных по течению реки Муграб для возделывания ценных для России сельскохозяйственных культур, в том числе и хлопчатника, который закупался в те времена за валюту, в Индии, Египте и Бразилии.

С целью использования природных условий присоединенного к России края, в Красном селе под Петербургом, в августе 1887 года император Александр издал указ правительствующему сенату – “признав за благо обратить в состав Государевых имений часть земель вновь приобретенных в Средней Азии”.

В этом указе было сказано; “что все земли, лежащие по течению реки Муграб ниже плотины Султанбент признать собственностью Царствующего императора с наименованием”, — Мургабским Государевым имением.

Общая площадь, охватываемая Государевым имением составляла 104 тысячи десятин.

История переселения уйгуров начинается именно с момента создания Государева имения.

Вот так начинается письмо с гербовой печатью  российского царского правительства на имя начальника Семиречинской области и командующего в оной войсками генерального штаба Генерал-майора Иванова от 16 февраля 1890 года за №148 (более подробно условия найма и переселения уйгуров в приложение, которое изложено в конце статьи).

Постановлением Комиссии, командированной в Мерв распоряжением Министра Императорского двора и Уделов, в августе минувшего года, для выработки оснований относительно устройства Мургабского Государево имения, между прочим, определено первых переселенцев взять из среды таранчи, дунган и кашгарцев, отдав предпочтение первым… за ними отправиться в Семиречинскую Область(таранчи –семиреченские уйгуры, кашгарцы — уйгуры из г.Кашгар).

По свидетельству “обзора закаспийской области”  издававшегося в 1892-97 годах уйгуры в поисках работы, в Мургабском оазисе, появились в 1888 году в количестве 326 человек. Они в основном были заняты на строительстве объектов строящейся тогда железной дороги.

К 1890 году их осталось 237 человек, из которых около 200 человек проживали в Мерве (Мары), 47 в городе Иолотане и 20 человек в других местах оазиса. Как свидетельствует то-же издание: — “они (уйгуры) трудолюбивы, неприхотливы и хорошие крестьяне” (Ашхабат, 1892-1897гг. стр.28). Учитывая эти обстоятельства, управляющий Государевым имением подполковник Лутцоу, с позволения правительствующего сената, решил переселить часть уйгуров (раньше их называли таранчи и кашгарцы) из семиречья (Казахская ССР) в Мургабский оазис для ирригационного строительства и освоения земель в царском имении.

Вот текст письма Управляющего Департаментом уделов на имя начальника Семиречинской области и командующего в оной войсками Генерального штаба генерал-майора Иванова Г. И. от 23 января 1890 года за №782.

Имею честь просить Ваше Превосходительство оказать возможное с Вашей стороны содействие Управляющему Мургабским Государевым имением подполковнику Лутцоу, отправляющемуся вверенную Вам область с целью найма рабочих и приобретения транспорта для упомянутого имения.

 Покорнейше прошу Ваше превосходительство принять уверения в совершенном моём почтении и преданности П. Рихтер”.

С этой целью он, в 1889 году весною прибывает в город Верный (Алма-Ата) где встречается c зажиточными старейшинами уйгуров Зәйнидин – АхуномИмир – Хамзой  Сатиновым и Нурдуном. После длительных переговоров среди уйгуров была проведена работа по агитации и вербовке желающих переселиться в Мургабский оазис. Обласканные Лутцоу, они не жалели красок восхваляя далекий край. По их рассказам оазис был чуть ли не раем на земле. Здесь в буйной зелени якобы даже росла “святая” хурма.

Кроме того, было обещано — каждой семье 4 десятины плодородной земли, помощь зерном, рисом, продуктами питания, открытие продовольственных лавок с дешевыми товарами в рассрочку, конная или бычья  упряжки, денежные ссуды, гарантированный заработок для рядовых работников 10-15 рублей, а специалистам 20-35 рублей в месяц и другие блага.

Итак, поверив своим землякам, ранней весной 1890 года из Семиречья выехали 272 семьи (1306 человек) и из Токмака 4 семьи дунган (18 человек). Из Семиречья на повозках, с детьми и домашним скрабом шли пешком до Самарканда. Дальше до станции Байрам – Али  приехали поездом. После шестимесячного пути, лишь осенью переселенцы добрались до места назначения. Первое, что бросилось им в глаза; здание вокзала, выжженная солнцем земля, развалины древних крепостей, вдали купол мавзолея Султан – Санджара, дикая колючка, гребенщик и отдельные здания Государева имения. Не было обещанной буйной зелени, обилия продуктов, хурмы и холмов с которых можно было бы увидеть святую Мекку

 

Тогда, очевидно, родились вот эти нехитрые стихи:

 

Вот мы здесь, в краю далёком,

Где солнце жжет семь месяцев в году.

Шакалов вой, колючка, с осокой,

Где все увидели Зайнидинова Хурму*.

 

    Не видно в синеве — Минар Медины,

    Не видно — Каабы в святой Мекке.

    Где обещанная близость святыни…?

    Всё утонуло в желтеющем песке.

Руководителем переселенцев был Имир – Хэмзэ Сатинов, он заключал подрядный договор с аппаратом управляющего имением и вёл расчеты с соотечественниками. Об этом незаурядном человеке, сыгравшем немалую роль в судьбе уйгуров – переселенцев стоит рассказать подробнее:

Имир – Хәмзә  родился в многодетной семье в провинции Гульжа (КНР) – село Нилки. С малых лет ему пришлось добывать хлеб своим трудом. Когда ему было около 18 лет он оказался в г.Верном, где случайно встретился с семьей русского отставного военного, у которого не было детей. По их он просьбе стал жить у них на правах приемного сына. Здесь он был определен в русскую гимназию и вместе с образованием получил фамилию Сатинов не встречающуюся в среде уйгуров. По предложению его сына (Сеида Сатинова) фамилия Сатинов, это плод трансформации с уйгурского на русский имени его деда – Сеитим. После смерти приемных родителей Имир – Хэмзэ, имея грамоту и хорошо владея русским языком, занялся в г.Верном адвокатурой и был очень успешен).

Строительные работы Султан – Бентской плотины были начаты в 1889 году под руководством инженера Поклевского – Козеля, однако основные работы были развернуты в 1890 году.

Несмотря на все трудности Султан – Бентская  плотина была построена. Общий объем воды, накапливаемый в этих водохранилищах составлял 33 млн. кубических саженей (по действующим тогда измерениям).

Здесь представлена фотография, сделанная Прокудиным – Горским  в окрестностях Байрам — Алина р. Мургаб (Туркменистан). 1905-1915гг.

Стоимость оросительных сооружений Государева имения (по оценке инженера Э. Р. Барц) составила 5,5 млн. рублей из них на строительство Гиндыкушской оросительной сети (1-я очередь строительства)  — 4,8 млн. рублей, и Султан-Ябский (II-я очередь) 0,7 млн. рублей. Чистый доход Государева имения от собранного урожая составлял 14% годовых.

Высокий процент дохода достигался за счет нещадной эксплуатации местного населения и переселенцев (уйгуров).

Шло время.… После завершения строительства Гиндыкушской оросительной системы нужно было жить в новых условиях, выращивать урожай сельскохозяйственных культур, как для себя, так и для “Государя”. Возникли первые поселения постоянного типа. Невдалеке от русла реки Мургаб, были освоены и орошены первые сотни десятин земель и получены первые целинные урожаи…, жизнь постепенно налаживалась.… Сохраняя родоплеменную привязанность, здесь на новом месте проживания были построены поселки: Актам, Мамайузи, Дардамту, Токкузтара, Шамала, а позднее на берегу Солтан-Яба Кашкар-мала. Сегодня это земли Туркмен – Калинского  района.

В большинстве уйгуры занимались сельским хозяйством: выращивали хлеб, хлопок, овощи и фрукты, часть из них нанимались на строительство железной дороги Мары – Кушка, а некоторые были заняты в сфере торговли и бытового обслуживания.

В 1919 году, в июле месяце, Красная гвардия освободила Мургабский оазис от английских захватчиков. Здесь была образована Мусульманская коммунистическая секция. В её состав вошли и уйгуры:

Абдугопур Курбанов, Хасан Заитов, Аюп Варисов и Торткулов. При секции был создан комитет комсомола в состав которого впервые вошли: Маруп Мамедов, Имар Муталлипов и Ибайдулла Азизов. Организатором и первым секретарем вышеуказанной секции стал Абдугопур Қурбанов, это был принципиальный коммунист – интернационалист, пламенный агитатор за власть Советов. Родился он в начале века в поселке Токузтара. Получил там начальное образование, а затем повышал свои знания в Бухаре и Ташкенте. Работал на партийных должностях, а в 1928 году был назначен заведующим отделом малых национальностей Среднеазиатского бюро ВКП(б).  В 1937 году А. Курбанов назначается главным редактором газеты “Гудок” Ашхабатских железнодорожников. В том же году он репрессируется как “враг народа”..

Яркую страницу в истории уйгуров проживающих в Туркменистане внес так же Маруп Мамедов.  В октябре 1919 года под его руководством в г. Байрам – Али была организована семилетняя Советская школа на уйгурском языке. Необходимый материал и инвентарь для школы были доставлены из Казани, Бухары, и Ташкента. В школе обучались дети всех желающих уйгуров проживающих в городе Байрам – Али. В 1937 году школа была закрыта. М. Мамедов продолжает учебу в Ташкенте. Далее находится на дипломатической работе, — являясь консулом в Китае, после этого работал заместителем министра иностранных дел Узбекистана, председателем госкомитета по телевидению и радиовещанию Уз. ССР. Сам ученный он воспитал в семье еще 3 – х дочерей ученных, доктора медицинских наук, кандидатов физико – математических и исторических наук.

С 1923 года наиболее одаренные ребята и девушки направлялись на учебу в города: Ашхабад, Ташкент, Мосвку и Ленинград. Материальная помощь им оказывалась со стороны действовавшего тогда общества “Красная чайхана”. При них же, в эти годы, был создан кружок самодеятельности уйгурской молодежи возглавляемого Сеидом Сатиновым, — сыном небезызвестного Имир Хамза Сатинова. 

Как видим, уйгуры принимали самое активное участие в становлении и развития Советской власти в Мургабском оазисе. Постепенная миграция уйгуров в окрестности города Байрам – Али и освоение земель в зоне севернее железной дороги привело к созданию в восточной части города Таранчинского (уйгурского) поселка с тремя главными улицами: I, II и III таранчинскими. В 1902 году этот поселок был присоединен городу. С присоединением к городу Таранчинского поселка удельный вес Таранчей возрос до 30% населения города. (выписка из текстовой части к генеральному проекту планировки города – курорта Байрам – Али).

Но черные дни репрессий обрушившиеся на страну в 1937 году не миновали и уйгуров. Многие наиболее одаренные из них были безвинно репресированы и посажены в тюрьмы, часть из них спасаясь от репрессий были вынуждены скрываться в других краях.

Сегодня, мы с глубоким уважением восстанавливаем добрую память жертв произвола и насилия допущенного культом личности Сталина.

Несмотря на малочисленность уйгуров проживающих в Мургабском оазисе около 150 мужчин были призваны в ряды Советской Армии и честно сражались с немецкими захватчиками.

Городской Исполком и партийная организация города увековечили их память, присвоив одной из улиц города название — уйгурская.

На сегодня численность уйгуров составляет – 1392 человека. В основном они проживают в городе Байрам – Али и в районном центре Туркмен – Кала. Незначительная часть в городах: МарыАшхабаде и других пунктах Туркменистана.

Среди уйгуров проживающих в республике есть ученые, учителя и педагоги, агрономы и инженеры, работники правоохранительных органов, сферы торговли и бытового обслуживания, рабочие и служащие.…

Вот уже 126 лет, мы живем в дружбе и согласии с представителями народов 52 национальностей проживающих в городе Байрам – Али и мы не знаем случая вражды между нами на национальной почве. Сегодня уйгуры состоят в родстве с туркменами, русскими, казахами, татарами, азербайджанцами, курдами и другими народами.

Прошло целое столетие с того исторического для нас момента, когда наши предки поселились здесь – в Туркменистане. Мы смогли сохранить свой язык, свою культуру и обычаи. Нельзя сказать, что всё у нас гладко. Подрастающее поколение уйгуров почти не владеет родным языком, поскольку нет хотя бы начального образования в школах на уйгурском языке. Обучаются дети на русском, либо на туркменском языках.

Мы уверены, что проводимые в Байрам – Али дни народов различных национальностей проживающих в городе, позволят нам показать друг – другу нашу культуру общения, взаимопонимание и уважение к национальным особенностям и чувствам каждого из нас.

Пусть всегда будет между нами дружба и согласие!

Автор и соавторы:

Маһаматжан Акмоллаевич Гаситов,

Ахмедов РозахунИбрагимов Хамдулла.

1990 год, Байрам – Али.

Туркменистан.

Источник: http://hаmrаjаn.nаrоd.ru/

Приложение

Гербовая печать                                           Копия отношения Управления Мургабским

Царского прави-                                           Государевым имением на имя Начальника

тельства.                                                         Семиречинской области и командующего

                                                                           в оной войсками Генерального Штаба

                                                                            Генерал – майору Иванову от 26 февраля 1890 года за № 148.

 

Постановлением Комисси, командированной в Мерв распоряжением Министра Императорского двора и Уделов, в августе минувщего года, для выработки оснований относительно устройства Мургабского Государево имения, между прочим, определено первых переселенцев взять из среды таранчей, дунган и кашгарцев, отдав предпочтение первым из них для выполнения сего, ко времени оканчания работ по восстановлению плотины Султана, предложено мне отправиться в Семиречинскую Область для личных переговоров с Вашим Превосходительством относительно вывода необходимого числа семей для переселения их в пределах Государева имения.

Работы по  восстановлению Султан Бентской плотины будут окончены к осени текущего года, когда можно надеяться пустить воду по древней ирригационной сети правого берега Мургаба и стало быть, лишь осенью можно было бы приступить к выполнению определения Комиссии относительно приглашения первых поселенцев. Ввиду необходимости в течении лета текущего года окончить бетонные и фашинные работы требующие:  во-первых значительного числа постоянных рабочих, чего нельзя получить на месте т. к. туркмены выходятна работу неохотно и лишь в свободное время от полевых работ, во-вторых необходимости усилить транспортные средства и наконец, в-третьих желание дать зароботок тем, которые по оканчании работ останутся в имении в в иде поселенцев, а следовательно облегчить им условия для лучшего устройства их первоначального хозяйства, в виде всего этого я вошел с ходатайством о разрешении мне вывести из вверенного Вашему Превосходительству прося 230 семейных рабочих таранчей, дунган и кашгарцев и 500 рабочих холостых из этих народностей раннею весною текущего года: на что в телеграммах от 6 и 11 Января сего года получил разрешение Управляющего Депортаментом Уделов Статс Секретаря Рыхтера.

Получив лично разрешение Вашего Превосходительства на приведение в исполнение возложенного на меня поручения, испрашиваю разрешения Вашего об объявлении через Уездную администравцию, что желающие отправиться в Мургабское Государево имение семейные и холостые таранчинцы, дунгане и кашгарские сарты будут взяты мною на следующих условиях:

  1. Холостые в числе 500 человек, из которых желательно было бы получить половину таранчей и половину кашгарцев, будут наняты просто рабочими на год с платой по 10 руб. в месяц с привозом их в Байрам – Али на счет имения.
  2. 250 семейных таранчей в числе которых желательно были бы включить 30 – 50 кашгарцев, проживающих около Токмака и в городе Верном, изявивщих уже желание, перейти в Государево имение, по прибытии в Мерв поступают на работу в имение полностью, не исключая даже стариков и подростков, которые могут ходить либо за быками, либо будут использованы на другие работы. Рабочие судя к какой работе окажутся пригодными от 10 до 15 руб. в месяц заработной платы, кроме конечно мастеровых, получающих в имении от 20 до 35 руб. в месяц, кирпичеводы же ротребность в которых для работ значительная, получат по 2 руб. 26 коп, с тысячи выделанного сырцевого кирпича размером 8х4х2. Обоз, на котором прибудут, семейные, все поступают на работу. Заработок по ценам перевозки грузов, существующих в пределах имения составляет не менее 15 руб. в месяц на каждого быка в одиночной запряжке по таранчинскому способу.
  3. Перед выступлением из Верного каждое семейство получает взаимообразно вспомошествование в том размере, какой необходим для уплаты лежащих на нем в области денежных обязательств к казне. Если того пожелает, будут выданы деньги на продовольствия во время проезда в необходимом количестве. За тем: те семьи, которые не имеют перевозочных средств, будут снабжены арбами и быками.
  4. По прибытию в Байрам – Али имение принимает на себя заботу доставлять продовольствие семейным и холостым по самым низким ценам, существующем в Мервском оазисе, для чего уже сделаны необходимые запасы хлеба, зерна, муки и риса.
  5. Возврат выданных пособий будет рассрочен на два или три года, смотря по средствам каждой семьи, причем для облегчения возврате выданных на пособие, денежная уплата может быть заменена по желанию возвратом на забранную сумму продуктами: пшеницей, рисом или хлопком по местным ценам. Тоже самое может быть применен и продуктами, которые будут взяты семьями для своего пропитания до времени первого сбора собственных затрат посевов и тоже с рассрочкою по определению Управления имением.
  6. По оканчании работы по восстановлению Султан Бента и именно осенью текущего года, каждая семья как установлена пунктом 7 помянутого выше постановление комиссии, будет наделена четырьмя десятинами земли в бессрочное потомственное пользование из платежа за таковое пользование ежегодно хариджа им подати в размере десятой части урожая, урожая взымаемой натурою. Раз установленный харидж будет не изменен. Кроме земель поступающих в пользование в распоряжение имения будут находится земли, которые будут отдаваться поселенцам в аренду на сроки не свыше 36 лет.
  7. При устройстве оросительной сети Управление имением за свой счет устраивает главный, распределительный и оросительный каналы, устройство оросительной сети на участках переданных в пользование, производится самими поселенцами.

Независимо того покорнейше прошу распоряжения Вашего Превосходительства о выдаче мне, если это признано будет возможным, копий с документов, определивших право таранчей и дунган придворении их из Кульджа в Семиречинскую Область.

Подлинное подписал Управляющий имением

Подполковник: Лутцоу

С подлинным верно:

Старший чиновник Особых Поручений.

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *