Уйгуры Новосибирска: Мы вместе, чтобы не потерять свою индивидуальность!

Hamit-Tokhtiev-UyghurTOday_com

Уйгуры — древний тюркский народ, коренной народ Восточного Туркестана, ныне Синьцзян-Уйгурского автономного района КНР. Значительная часть уйгуров проживает ныне вне пределов своей родины — в Америке, Австралии, Европе, странах Средней Азии, немало их и в России. Это народ, свято чтящий свои традиции, язык и культуру. И даже там, где их проживает совсем немного, они стараются держатся вместе, чтобы не раствориться и сохранить себя как нацию. Пример тому — местная национально-культурная автономия уйгуров города Новосибирска «Вятан». О том, чем живут уйгуры Сибири, нам рассказал глава автономии, совладелец сети уйгурских кафе Хамид Тохтиев.

— Хамид, прежде всего, расскажите немного о себе.

— Я родился в Казахстане в 1969 году. В юности переехал в Киргизию, занимался спортом, в 1987 году пошел в армию. Служил в 8-й роте спецназа внутренних войск в Свердловске — ныне Екатеринбурге. В 1989 году демобилизовался и приехал в Новосибирск в гости к братьм Шухрату и Тохтаали. Так получилось, что здесь и остался. Город мне очень понравился, открыли с братьями здесь кафе уйгурской кухни. В этом году будем отмечать его 25-летие. Уйгур, когда начинает строить себе дом, должен в первую очередь поставить очаг — казан. Поэтому приготовление пищи у нас в крови. Братья работали в ЦУМе, мы сначала небольшой павильон рядом с ЦУМом открыли, готовили и продавали беляши, манты, но за эти годы выросли до большого кафе, популярного у горожан.

— А когда была организована национально-культурная автономия уйгуров города Новосибирска?

— 12 июля 2008 года. В Новосибирске уйгуров всего 200–250 человек. В основном это, как и я, выходцы из Средней Азии, есть еще студенты из Китая. Вы знаете, что в Китае сложная ситуация. Этих студентов там могут преследовать за то, что они здесь, в России, участвуют в уйгурских мероприятиях. Тем не менее, они с нами с удовольствием общаются, хотя стараются этого не афишировать. В нашей организации есть актив, а к ним примыкают остальные члены диаспоры.

— Какие мероприятия Вы проводите?

— У нас каждый год проходит межнациональный турнир по футболу в честь Дня Победы. У нас в Новосибирске 24 диаспоры (объединены в «Содружество, ассоциацию национально-культурных автономий и национальных организаций» г. Новосибирска), которые между собой соревнуемся в этом соревновании. Естественно мы принимаем участие в праздновании Навруза, Дня народного единства, каждый год участвуем в «Сибирской чайхане» — это такой праздник, который проводят тюркоязычные диаспоры: там и конкурс национальных блюд, и конкурс «Восточная красавица», кроме того, каждая община представляет национальную экспозицию и демонстрирует национальные игры. Участвуем в праздновании 1 мая, Дня Победы, Дня города. Кстати, содружество «Новосибирская община», которое объединяет все диаспоры, очень активное в сравнении с другими городами. Здесь хорошо общаются армяне с азербайджанцами, киргизы с узбеками, мы с китайцами. Никакой напряженности в отношениях не чувствуется. Рознь устраивают политики, а простые люди всегда найдут общий язык.

— Чем занимаются уйгуры в Новосибирске?

— В основном, работают в сфере общепита. Сейчас у нас уйгурская кухня стала брендом. В Новосибирске 7 уйгурских кафе. Даже там, где уйгуры не работают, пишут все равно «Уйгурская кухня», можно сказать, эксплуатируют наш бренд (улыбается). Готовим блюда восточной кухни: плов, лагман, манты но по уйгурской рецептуре, она существенно отличается от других кухонь востока. Например, весной мы подаем — бидекюк — пельмени из свежего клевера — это чисто наше национальное блюдо.

— В чем популярность уйгурской кухни у сибиряков?

— Не знаю. У нас мясо халяльное. Мы не имеем дело со спиртным. Хотя спиртное приносит большую прибыль, но это табу для нас. У нас в исламе на алкоголь запрет. Представьте, Вы пришли с семьей, а рядом будут сидеть парни и пить пиво, ругаться матом. Не приятно ведь, вот мы и стараемся, чтобы у нас посетителям было приятно.

— 250 человек — это же очень мало, как Вам удается сохранить себя как нацию?

— Согласен, немного. Но у нас есть своя библиотека, в Центре национальных литератур г. Новосибирска имеем свой отдел и стенд про уйгурский язык — мы используем арабскую вязь, но свой древний уйгурский язык. До перехода на арабицу уйгуры использовали согдийский алфавит, лёгший в основу уйгурской (а через него и монгольской, и маньчжурской) письменности. Во времена Чингисхана после создания им огромной империи все писари были уйгурами.

— А на каких языках говорят в уйгурских семьях?

— Скажу про себя — на русско-уйгурском. У меня первый сын, вторая дочка, к моему стыду, они вообще уйгурского языка не знают. Я с дочкой попытался говорить на нашем языке, научить ее, она отвечает: «Папа, ты что со мной на английском разговариваешь?» Сейчас у меня третий ребенок родился, тоже дочка, ей полтора года, с ней стараемся разговаривать на уйгурском. Жена у меня тоже уйгурка. Вообще, мы стараемся жениться на своих, чтобы сохранить свою язык, религию, традиции и историю своего народа. Куда делись шумеры, римляне, ацтеки и майя — создатели великих империй? Исчезли, их растворили другие народы.

— Как организован домашний быт уйгуров в Новосибирске? Есть ли какие-то национальные особенности?

— Особого национального колорита нет. Единственное, на стене висит равап — струнный национальный инструмент, также мы из Киргизии привезли национальные ковры. Мы стелим их на пол и садимся на них. У меня двухкомнатная квартира, ее не разделить на женскую и мужскую половину, как это принято у нас на родине. В нашей семье при гостях жена принесет мне еду и чай, и уйдет. У нас не принято, чтобы женщина встревала в разговор. Это не дискриминация женщин, это уважение к мужчине. На кухне она — хозяйка и хранительница домашнего очага. Но хозяин в доме — мужчина, и он должен все решать. Пророк Мухаммад (мир ему) сказал: «Рай на земле находится под ногами наших матерей». Мы должны уважать женщину потому, что она — наша мать, жена. И у нас женщина в почете и уважении.

— Вы взаимодействуете с мечетями города Новосибирска?

— Да, безусловно, мы же мусульмане. Пятничная молитва, все праздники ислама для нас священны. Мы поддерживаем мечети и финансово, в нашей общине даже есть специальная статья расходов на это.

— А удается сохранить уйгурские национальные традиции?

— Может, нас отличает то, что у нас была когда-то родина, свое государство, но ее захватил Китай. Любовь к своей родине, к своим истокам и предкам нас объединяет очень сильно. Если я в другом городе встречу уйгура, он отнесется ко мне, как к брату. Я визуально уйгура могу легко определить. У меня случай был — мы с друзьями поехали в Горный Алтай, в Бийске есть кафе уйгурской кухни «Азия». Мы зашли в это кафе, сели за стол. А я разговаривал на уйгурском языке по телефону, хозяин услышал, подошел, поздоровался: «Ты — уйгур?» Я: «Да, уйгур». Разговорились, нашли общих знакомых, он для нас стол накрыл. Когда пришло время рассчитываться, он сказал: «Нет, я не могу с Вас брать деньги, Вы — мои гости». Друзья спрашивают: «Ты его знаешь?» Я говорю: «Нет. Просто мы оба — уйгуры». В мире нас несколько десятков миллионов и мы друг к другу относимся с огромным уважением. Был еще другой случай в Казахстане: поехали мы в Семипалатинск на турнир по боксу. И мне говорят, пойдем, у нас в центре города есть кафе уйгурской кухни, там прекрасно готовят. Мы сели, приходит хозяин, нас друзья познакомили. Он мне «Салам», Я ему: «Салам», потом он ушел. Я говорю друзьям: «Он — не уйгур». Друзья спрашивают, почему я так подумал. Я говорю: «Если бы он был уйгуром, он бы сел рядом с нами. Все бы расспросил у меня». Друзья хозяина позвали и спросили, кто он по национальности. Он оказался узбеком. Мы ко всем нормально относимся, но когда встречаем своего соплеменника, погорим обязательно, узнаем, откуда он, из какого рода.

— Вы поддерживаете связи с другими уйгурскими общинами в России или за рубежом?

— Мы поддерживаем связи с уйгурами из Бельгии, Киргизии и Казахстана. У меня друзья переехали в Бельгию, сошлись с местной диаспорой, с тех пор и мы с ними общаемся. 2 года назад в Улан-Баторе был курултай уйгуров, по дороге туда в Новосибирске были уйгуры из Англии и из Алма-Аты, шли с вокзала, увидели наше кафе, зашли познакомиться. Общаемся с земляками из Екатеринбурга, там тоже вскоре появится уйгурская автономия. Из Нягани к нам приезжал представитель уйгурской диаспоры, нашел нас по Интернету, приезжал знакомиться и перенимать опыт.

— Как складываются взаимоотношения с властями региона и города?

— Отлично. Новосибирская область и город Новосибирск в национальном вопросе по России, на мой взгляд, стоят на первом месте. Власти поддерживают все автономии. Нет никакого негатива. У нас невозможно чтобы возникла ситуация как в Бирюлево. Как я уже говорил, представители разных диаспор дружат друг с другом. Мы все на концертах выступаем, в футбол играем. Благодаря администрации здесь очень теплая и дружеская атмосфера. Мы все можем сказать, что Новосибирск — наш общий дом.

— С какими проблемами сталкивается Ваша диаспора, и как Вы их решаете?

— Среди нас нет миллионеров, большинство людей трудятся за небольшую зарплату, те кто посостоятельней, как могут, помогают, например, нуждающимся оказываем благотворительную помощь, стараемся во всем друг друга морально и материально поддерживаем. Аксакалов у нас, к сожалению, нет. Средний возраст членов общины — 40 лет. У всех есть дети. Есть и чисто уйгурские семьи, есть и смешанные браки. Община создана, чтобы сохранить язык, традиции, культуру. Мы все вместе, чтобы не потерять свою индивидуальность.

Беседовал Алексей Старостин,
фото автора

Источник: http://www.idmedina.ru/

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *