Уйгуры: сквозь тернии веков

Uyghurians-art-UyghurToday_com

УЙГУРЫ (самоназв.) — тюркоязычный народ, издревле обитающий в Восточном Туркестане, на самой окраине тюркского ареала. С 18 в. эта территория входит в состав Синьцзяна, северо-западного района Китая. Уйгуры исповедуют ислам с 10 в., они мусульмане-сунниты, хотя в быту еще сохраняются пережитки прежних религий (шаманизма, буддизма, манихей­ства). Современный уйгурский язык относят к юго-восточной группе тюркских языков, близок языку узбеков; оба народа отлично понимают друг друга. Внешне уйгуры очень похожи на соседей из Средней Азии (оседлых узбеков и таджиков) и резко отличаются от китайцев; антропологически они — южные европеоиды с легкой монголоидной примесью. В древности предки уйгуров были ското­водами и вместе с др. древне-тюркскими племенами кочевали в степях Централь­ной Азии. В 8-9 вв. основали на террито­рии современной Монголии мощное кочевое государство — Уйгурский ка­ганат, но после его падения рассели­лись по всему региону. В 9 в. больше всего уйгуров оказалось в предгорьях Наньшаня, Восточного Тянь-Шаня и в бассейне р. Тарим, где основали не­большие, но сильные государства (Турфанское, Кучарское, Ганьчжоуское, княжества). Соседями уйгуров стали завоевавшие их местные жители — ираноязычные саки и тохары, Уйгуры постепенно стали перенимать у них навыки оседлой жизни и земле­дельческого хозяйства, например, на­учились строить сложные подземные галереи (керизы) для сбора и сохра­нения весенней воды с гор, которую в засушливые месяцы использова­ли для искусственного орошения по­лей. Так более тысячи лет назад ко­чевой народ изменил свою судьбу, превратившись в умелых земледель­цев и искусных городских ремеслен­ников (шелковые уйгурские ковры из Хотана ценились на Востоке нарав­не со знаменитыми персидскими ков­рами). Большим почётом в уйгурской среде всегда пользовалось торго­вое сословие. В древности и раннем средневековье через Восточный Тур­кестан проходил Великий шелковый путь, соединявший Китай с Ираном, Римом и Византией, и уйгурские куп­цы активно участвовали в междуна­родной торговле. Вместе с согдийцами (ираноязычным народом из Сред­ней Азии) они фактически контроли­ровали всю караванную торговлю на востоке Великого пути, но при этом отнюдь не ограничивались лишь ком­мерческими достижениями. Многове­ковое согдийско-уйгурское сотрудни­чество стало важной вехой в разви­тии культуры обоих народов, именно от согдийцев уйгуры восприняли письменность, которую в Централь­ной Азии позднее стали называть «уйгурским письмом». Зигзаги исто­рической судьбы позволили уйгурам наблюдать обычаи многих народов, изучить их языки, так что они научи­лись одинаково легко общаться и с родственными тюрками, и с сосед­ними китайцами и монголами, и с да­лекими арабами, иранцами, греками-византийцами. Особенно ярко роль уйгуров как международных культур­ных посредников проявилась в 13-14 вв., когда монгольские ханы для управления захваченными империя­ми (Китаем, Ираном и др.) вынуждены были привлекать на службу пред­приимчивых и знакомых с местными языками и нравами людей. В те вре­мена уйгуров можно было встретить в самых разных странах среди пере­водчиков, советников, чиновников и в аппарате управления, и на политиче­ском и дипломатическом поприщах. В настоящее в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) КНР, несмотря на планомерную ассимиляторскую политику китайских властей, уйгуры сохраняют род­ной язык, этническое и религиозное своеобразие традиций и обладают ярким национальным самосознани­ем.

ЭТНОНИМ «УЙГУР» — древнеуйгурского происхождения. Например, в древнеуйгурском эпосе «Огузнаме» (время составление датируется VII — VIII вв. н.э.) хакан (каган) уйгурских племен Огузхан, посылал своих послов на все четыре стороны света с напутстви­ем: «Я — уйгурский каган, которому суждено быть правителем четырех ча­стей света. От вас подчинения хочу» (Огузнаме. Перевод с древнеуйгурского языка A.M. Щербак, Москва, 2000, с. 14). Этноним «уйгур» в современной ин­терпретации имеет значение: тесное единение, объединиться, сплачивать­ся, оказывать помощь. В древних уйгур­ских мифах говорится, что уйгуры прои­зошли от брака между женщиной и вол­ком. Знаменитый тюрколог Л.Н. Гумилев пишет: «Тюрки вели свое происхожде­ние от царевича и волчицы, а уйгуры — от волка и царевны» (А.Н. Гумилев, Древние тюрки, Москва, 1993, с. 325). ВОЛК (СИВЫЙ) как тотем уйгуров известен из легенд почти 5000 лет. Напри­мер, в возвышенности «Огуз чокка» нахии Аратурк Кумулского вилаята СУАР, при раскопках нашли расчёску для боро­ды с изображением волка, охотящегося на архара. Таким образом, в древности тотемом уйгуров был волк, который дли­тельное время украшал знамя, герб вож­дей и хаканов уйгурских племен и кага­натов.

В дастане «Огузнаме» описывается, что во время военного похода на запад уйгурского кагана Огузхана, один синий волк двигался перед ним, и Огузхан го­ворил с ним, как с человеком.

В одном из преданий говорится: «В одной из войн уйгуры, потерпев пораже­ние, затерялись в ущелье гор. Не найдя дорогу, они были обречены на погибель. В этот момент, они вдруг увидели движу­щегося к горе волка. Уйгурский хан при­казал нескольким воинам проследить за тем, куда пойдёт волк. Волк, дойдя до вершины горы, скрылся в пещере. Люди, следившие за ним, несколько дней жда­ли его выхода наружу. Волк обратно не появился. Тогда люди вошли в пещеру и после долгого пути увидели просвет в горе и вышли на противоположную сто­рону. Перед собой они увидели такую картину: яркий свет, прохладная чистая вода, певчие всевозможные птицы, бы­строногие антилопы, которые паслись на сочных лугах. Люди были несказанно рады. Вернувшись через пещеру назад к уйгурскому народу, они рассказали всё, что с ними приключилось. Обрадован­ные и поражённые этим, уйгуры после­довали дорогой волка, и вышли к сво­бодному и обильному миру. Таким обра­зом, они спаслись от гибели. С этого вре­мени уйгуры считают волка священным животным и преклоняются перед ним.

(У некоторых народов в качестве символов и тотемов выступали жи­вотные в виде тигра, льва, слона, барса, коровы и т.д. У уйгуров до принятия ими буддизма, и тем более до при­нятия исламской религии тотемом, символом мужественности и прекло-\ нения был волк — прим. сост.)

Уйгурские каганаты. Китайские источники упоминают о трёх уйгурских каганатах, существовавших в Центральной Азии в период раннего средневековья. Из них чёткие хронологические рамки имеют только Второй и Третий каганаты.

О Первом каганате сохранилось мало сведений. Известно, что племена теле (уйгуры, сеяньто, нугу, тунло и др.) были со второй половины VI в. в подчинении у Тюрк­ского каганата. Они часто восставали против господства тюрок, которые использовали мощный военный потенциал теле в своих завоевательных походах.

В начале VII в. теле одержали победу над Западнотюркским каганатом, но уже в 605 г. каган Чулохан вновь покорил их й уничтожил почти всех предводителей теле. Тогда предводитель уйгуров увёл телеские племена в Хангайские горы, где они создали обособленную группу: «девять племен» по китайским источникам, или токуз-огузов согласно орхонским памятникам. Токуз-огузские племена сбросили иго Чулохана и образовали на западе недолго просуществовавший каганат.

Власть каганата теле распространялась не только на кочевые племена, но и на города-государства Восточного Туркестана. Теле посылали туда своих чиновников для сбора налогов. Телесцы совершали набе­ги и на территорию суйского Китая. Однако когда в 609 г. у восточных тюрок правление принял Шиби-каган, он подчинил себе семь племён теле (уйгуров, баегу, аде, тунло, пугу и др), кочевавших в районе Хангая. Телеские племена сеяньто и некоторые другие кочевали в это время на западе и находились в зависимости от западных тюрок. В 627 г. телесцы, объединенными силами уйгуров и сеяньто, восстали, вторглись к тюркам через северную границу и разгромили отряды тюркского кагана. В этом походе особенно отличились уйгуры, преследовавшие бежавших тюрков до Монгольского Алтая. С этого времени уйгуры и сеяньто заняли главенствующее положение среди телеских племен. Наименование ведущего племени «уйгур» распространилось на весьтокуз-огузский союз племен, который стал именоваться уйгурским.

Китай в период правления императора Тайцзуна (627 — 649) достиг большого могущества. Первое посольство в танский Китай уйгуры прислали в 627 г., а следующее — в 629 — 630 г., что означало признание их как самостоятельной политической силы. С этого времени уйгурское племенное объединение приобрело международный статус.

Во второй четверти VII в. усиливается роль десяти уйгурских племен во главе с племенем яглакар. Вождем уйгуров был эльтебер Кутлуг Тумиду. В 641 г. Тумиду создал свое государство (Второй Уйгурский каганат) в бассейне рек Тола и Орхон и принял титул кагана. В этом же году он нанес тяжелые поражения китайским наместни­кам в Западном крае. Кутлуг Тумиду стре­мился к консолидации уйгурских племен и установлению контроля над всеми телескими племенами. В 646 г. Тумиду нанес сокрушительное поражение давним со­перникам уйгуров — сеяньто и захватил их территорию. С 648 г. после ряда пора­жений имя сеяньто сходит с исторической арены.

В середине VII в. в уйгурском государстве происходят важные события. Племянник Тумиду, будучи любовником его жены, организовал заговор, в результате которого катан был убит. Для предания заговору видимости законности заговорщики обратились к тайским властям, но те их не под­держали. Племянник был обезглавлен, а во главе государства был поставлен сын свергнутого правителя Пожун. Пожун правил с 648 по 661 г. В первые годы его правления танское влияние в Уйгурском каганате резко возросло, но уже в 657 — 658 гг. уйгуры (50 тыс.) и китайцы (30 тыс.) в качестве равноправных союзников сражались за отвоевание у западных тюрков г. Бешбалыка и захватили этот важный центр Восточного Туркестана.

В 662 г. китайская армия начала наступление на телеские племена. Кочевники, используя свою традиционную такти­ку, заманили китайцев в незаселенные се­верные области. Здесь китайское войско, жестоко страдая от холода, съев всех ло­шадей и побросав оружие, рассредоточи­лось. Назад из этого похода вернулось 800 человек. В войсках телесцев были племена уйгуров, пугу, тонгра и др. В результате этого поражения Китай утратил свою власть над северными степными районами, в том числе и уйгурскими.

В 679 г. происходит возрождение и усиление Восточнотюркского каганата. Военные походы тюрков нанесли жестокий удар по токуз-огузам — уйгурам. Потерпев поражение и утратив свою государственность, уйгурские племена разделились. Часть из них ушла в Ганьчжоу и Ланьчжоу (совр. провинция Ганьсу); другая часть, спровоцированная действиями китайского наместника, вынуждена была бежать в Монголию, под власть тюрков.

На новых местах расселения хану Пэй-ло (742 — 746) удалось объединить девять уйгурских родов: яглакар, утуркар, тур-ламвюр, бокасыкар, авучаг, карсар, хогор-сур, ябуткар, аявир. Вскоре сюда вошли и карлуки. В 744 г. уйгуры нанесли пораже­ние Восточно-тюркскому каганату, а в 745 г. создали свое государство: — Уйгурский ка­ганат, третий по счету.

Уйгурский каганат занимал громадную территорию от Алтая до Большого Хингана, от Саянских хребтов на север до пустыни Гоби на юге. Эта империя объединяла самые различные тюрко-язычные племена. Уйгурский каганат около 100 лет был мощной преградой на пути Китая в Центральную Азию.

Сын Пэйло Моюн Чур, ставший каганом в 746 г. после смерти отца, продолжил завоевательную политику отца. Он был смелым и искусным полководцем и сумел укрепить свое государство. Сразу же после смерти Пэйло в каганате начался мятеж одного из крупнейших аристократов — Тай Бильге-тутука, которого часть населения даже провозгласила каганом. На сторону самозванца перешли огузы, татары, карлуки. Моюн Чур в течение нескольких месяцев вел сражения с противником и разгромил его.

К середине VIII в. танский Китай стал терять свое былое могущество. Дворцовые распри привели к мятежам Ань Луша-ня и Ши Сымина. Император Су Цзун по­слал в 755 г. посольство к уйгурскому ка­гану с просьбой о помощи. Уйгурский каган сам возглавил свое войско и совместно с китайскими войсками уйгуры разгроми­ли поддержавшие мятеж племена, в част­ности тюркские. После победы в решаю­щем сражении на берегах Желтой реки, уй­гуры вторглись в пределы Китая. В 757 г. они захватили обе столицы: Лоян, а затем и Чаньань. Старейшины города вынужде­ны были в качестве дани передать уйгу­рам огромное количество шелка, а импера­тор издал указ, где подобострастно назы­вал сына уйгурского кагана человеком, ко­торый пришел из отдаленных стран, что­бы «спасти государство». Ему были пожа­лованы самые высокие китайские звания, сделаны богатейшие подарки. Было реше­но также, что танский двор будет ежегодно отправлять уйгурам 20 тыс. кусков шелка. Чтобы задобрить кагана, китайский импера­тор вынужден был послать ему в жены ки­тайскую принцессу и множество подарков.

Моюн Чур умер в 759 г., и на престол вступил его сын по имени Бильге Тархан. Во время его правления «уйгуры достигли вершины своего могущества». Уйгуры про­должили захватническую политику в Китае. В 762 г. они вновь захватили Лоян. Танский император был вынужден сделать уйгурам богатые подарки, присвоить им почетные титулы, и весной 763 г. они покинули Китай.

К концу правления Бильге Тархана его окружение разделилось на два лагеря. Представители первого — в основном со-гдийцы — уговаривали кагана совершить вторжение в Китай. Второй лагерь возглавляли главный министр и двоюродный брат кагана Тун Мохо Таркан. Представители второго лагеря, наоборот, предостерегали от этого шага, опасаясь серьезных последствий. Каган не прислушался к совету своего министра, и тогда тот совершил государ­ственный переворот, убил кагана и истребил многих его родственников, приближенных и согдийцев. В результате переворота каганом стал бывший министр, получивший тронное имя Кутлуг Бильге-каган и правивший целое десятилетие (779 — 789 гг.)

События 789 — 791 гг. разворачивались на территории Восточного Туркестана. Уйгуры имели здесь прочные позиции, но в конце 789 г. вблизи Бешбалыка против уйгуров поднялись шато, карлуки и другие тюркские племена. В начале января 790 г. тибетцы захватили Бешбалык, но вскоре он вновь был отвоеван уйгурами. Так, переменным успехом, военные события шли до 791 г. В эти годыпроизошли серьезные этнополитические изменения в Уйгурском каганате. Племя яглакар было оттеснено от управления государством усилившимся племенем эдизов. В 795 г. скончался Кутлуг Бильге-каган, и на престол вступил бывший министр Кутлуг-сагун из племени эдизов. Он правил по 805 г., а затем каганом стал его сын Кюлюг Бильге-каган (805-808 гг.). На этом правление эдизской династии закончилось, и к власти вновь пришли яглакары. Усобица не прошла для каганата бесследно, Уйгурский каганат постепенно утра­тил свое могущество. Этому способствовали и стихийные бедствия. Несколько лет подряд голод и эпидемии буквально терзали население страны. «Междоусобная борьба центробежных сил за власть привела к падению этого каганата.

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *