Трёхсотлетняя тайная война Китая с уйгурами

uyghurland-UyghurToday_com_

Вооружённые конфликты подобны живым существам. Некоторые растут и погибают в кратчайшие сроки, другие же способны жить столетиями. Конфликту в китайском Синьцзяне более 300 лет и конца ему пока не видно. Обширный регион на северо-западе Китая — историческая земля тюрок-уйгуров, неоднократно восстававших против китайского господства, под которым оказались в XVIII веке.

Восстание всё ещё продолжается, то затухая, то вспыхивая вновь. Эта пустынная земля охвачена непрерывным брожением, которое теперь подстёгивает тот факт, что от быстрого экономического развития региона выиграли только приезжие китайцы. Акты насилия случаются всё чаще: в 2013 г. взрыв на площади Тяньаньмынь в Пекине унёс жизни пятерых человек, а в прошлом июне уйгуры в ходе спланированного нападения убили 18 полицейских.

Уйгуры имеют собственную культуру, язык и религию (ислам), но всё чаще сталкиваются с унизительными ограничениями, которые, по мнению многих аналитиков, только подливают масла в огонь. «Чтобы наступил мир, следует прекратить обращаться с уйгурами как с гражданами второго сорта и отказывать им в основных правах», — говорит Грег Фэй, координатор Уйгурского проекта прав человека. В регионе нет никакой свободы слова, а репрессии приводят к созданию порочного круга: новые жертвы заставляют Пекин ужесточать политику, а ужесточение оборачивается очередными нападениями на этнических китайцев. Правозащитные организации обвиняют центральное правительство в нарушении прав уйгуров на перемещение, свободу слова (использование их языка ограничено) и собраний.

Некоторые считают, что иного выхода у Пекина просто нет. «Китай должен подавить недовольство в Синьцзяне, потому что угрозы с окраин государства взаимосвязаны: если где-то правительство уступит, то это чревато распадом страны», — говорит Мартин Уэйн, автор труда «Война Китая с терроризмом». Кроме того, в Синьцзяне обнаружены крупные запасы нефти, газа и минерального сырья.

Возможностей для примирения немного. Уйгурский учёный Ильхам Тохти пытался нащупать точки для сближения между уйгурской и китайской общинами, но в прошлом году был приговорён к пожизненному заключению за «сепаратизм». Пекин пытается использовать не только кнут, но и пряник, обещая региону экономическое развитие. Однако реальный эффект оказался скорее обратным: местные жители крайне недовольны тем, что на работу в нефтяную отрасль и крупные новые проекты принимают в основном китайских иммигрантов, 50 из которых погибли в ходе недавнего теракта на угольной шахте. Северо-запад Китая всё меньше напоминает Тибет и всё больше — Чечню в девяностые годы прошлого века.

Автор: Александр Заворотний

Источник: www.novpressa.ru

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *