Уйгурское влияние на экономику Китая при Тан и Сун

ancient-uyghur-UyghurToday_com

Присутствие уйгурских и согдийских торговцев в Чанъани, которые в действительности поселились там, могли изначально принадлежать к тем людям что продавали уйгурских лошадей Китаю в ходе только что обсужденной коммерческой деятельности, но в течение времени расширили свою деятельность в другие сферы торговли. Хотя Дэцзун пытался принять меры против них, действия не сумели решить возникших проблем. В 787 году по-прежнему значительное число иностранных торговцев жило в китайской столице, не только уйгуры но и другие с далекого запада. Китайское правительство в действительности субсидировало из, но в условиях истощения казны не могло более продолжать платить. Поскольку их дорога домой была отрезана тибетцами, Ли Пи предложил репатриировать их морем, или заплатить за проезд через уйгурскую территорию, или дать им статус китайских подданных и официальные должности. Иностранцы уже имели семьи в Китае и уезжать не пожелали. Большинство решило остаться.

То что эти иностранные торговцы включали уйгуров демонстрируется дальнейшим ростом их финансовой силы в последующие годы. Они не только преуспели в купле-продаже продукции но и утвердили себя в качестве ростовщиков. В 831 году правительство решило действовать против этой практики когда Ли Шэнь, один из сыновей знаменитого генерала Ли Шэна, столь эффективно действовавшего против восстания Чжу Цзу в 784 году, попал в серьезные неприятности с уйгурскими ростовщиками. Шэнь был пристрастен к алкогольным напиткам, «он был расточителен и непомерен, и накопил долгов на сумму двадцати или тридцати миллионов связок денег (связка — примерно тысяча монет)» («Старая история династии Тан», глава 133). Его сын занял «уйгурских денег» на сумму в 11,400 связок но не мог вернуть их. Уйгуры выставили обвинения протв него, в результате чего Ли Шэня сняли с поста. Император немедленно издал приказ в котором он жаловался что проблемы с уйгурским ростовщичеством ухудшились и запретил подобные заемы в будущем. Китайцам запретили вести какие то ни было финансовые сделки с уйгурами, за исключением законной торговли, и подвергались наказанию за непослушание.

Правительству было хорошо известно что финансовая власть ведет к политической и потому их нежелание видеть знатные семьи в долгах у уйгуров можно отлично понять. Однако очень сомнительно что приказ был более чем минимально эффективен. Иностранные торговцы, без сомнения включая уйгуров, все еще были важны к концу Тан, и уйгурские ростовщики продолжили торговать и во времена Сунов (960-1279), их финансовая мощь оставалась сильной как никогда. Другими словами, влияние уйгуров на китайские финансовые круги, изначально основанное на их огромной военной силе, пережило гибель их империи. Экономические последствия уйгурской помощи Танам во время восстания Ань Лушаня оказались более длительными чем любой другой результат их вторжения.

Автор: Колин Макеррас, доктор исторических наук,
Университет Гриффит, Австралия
[Mackerras, Colin. The Uighur Empire according to the Tang dynastic hystories — Columbia: University of South Carolina Press, 1973 — p.48-49]

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *