Китаизация Синьцзяна

xinjiang-map-UyghurToday_com

«В то время, как Тибет сыграл роль китайской «знаменитости от рока» для правозащитных активистов со всего мира, китайская провинция Синьцзян рассматривался больше как нежелательный пасынок», — пишет Питер Наварро из «Asia Times Online» в своем материале под названием «Китаизация» Синьцзяна» — «The ‘Hanification’ of Xinjiang». — Одна из причин этого заключается в том, что Тибет имеет настоящую «знаменитость от рока» в лице живущего в изгнании далай-ламы. Вторая — в том, что борьба в Синьцзяне вовлекает исламские этнические меньшинства в предполагаемые связи с ДАИШ. Все это, однако, несправедливо, ибо то, что происходит в Синьцзяне, с точки зрения нарушений прав человека, может быть еще хуже, чем тибетская репрессия».

Синцзянь, говорит автор, географически крупнейшей провинцией, но со своим экстремальным климатом он также является наиболее редконаселенной. Провинция формально была присоединена к маньчжурской Циньской империи в 1759 года. Но вплоть до прихода к власти коммунистической партии в 1949 году она оставалась под контролем местных правителей. Это было, по словам автора, тогда, когда одно из вообще наиболее интересных и жестоких исторических событий совершилось — то, что позволило Китаю взять Синьцзян под контроль своего железного кулака. В период сразу же вслед за II мировой войной Синьцзян контролировался Сталиным и поддерживаемой Советами Восточно-Туркестанской Республикой.
Далее автор утверждает, что не имевший особой охоты поддерживать националистский мусульманский режим на границе тогдашних советских центрально-азиатских республик Сталин своим посредничеством подвел к тому, что казалось мирным компромиссом между мусульманскими лидерами и правительством Мао Цзэдуна. Однако, по его словам, самолет, на котором руководство Восточного Туркестана отправилось в Пекин для обсуждения мирного соглашения загадочно — и всячески слишком подходящим образом — разбился, и все находившиеся на его борту погибли. При последовавшем вакууме руководства силы Мао вступили в провинцию и установили контроль над Синьцзяном, всего лишь «автономной республикой» по названию.
Ныне Синьцзян является не только одна из лучших ставок Китая для энергетических ресурсов. Гранича с восьмью странами Центральной Азии и Российской Федерацией, Синьцзян также имеет большую стратегическую ценность. Центральная Азия может служить как промежуточная перевозочная зона для средне-восточной нефти, вспыхни когда-нибудь война из-за Тайваня или различных притязаний Китая на нефтяные запасы в южно-китайских морях. Далее автор пишет: «Такие центрально-азиатские республики, как Казахстан и Кыргызстан также располагают большими собственными нефтяными запасами, что может помочь уменьшить зависимость Китая от нефти Среднего Востока». Тут мы, наверное, должны внести некоторую ясность в сказанное им в вышеприведенной цитате. Видимо, говоря о Кыргызстане, наряду с Казахстаном как о богатой нефтяными запасами стране, он оговорился. У него, надо полагать, в действительности имелся в виду еще Узбекистан или Туркменистан. Хотя даже у этих двух республик региона объемы подтвержденных запасов нефти куда меньшие, чем у Казахстана. В реальности они оба воспринимаются пока в большей мере именно как потенциально крупные газовые, а не нефтяные поставщики для Китая.
Поскольку основная тема рассматриваемого материала не энергетическая проблематика Поднебесной, а вопросы положения этнических меньшинств на ее западной окраине, простим ему вышеупомянутые, надо полагать, непроизвольные погрешности. И вернемся к тем вопросам, которые он поднимает.
«В Синьцзяне большинство населения составляет мусульманский тюркский народ, называемый уйгурами. Эти уйгуры сталкиваются с некоторыми из наиболее жестоких и репрессивных мер в мире под сапогами китайского коммунизма», — пишет он. И они могут, по его словам, быть еще более суровыми, чем те меры, с которыми сталкиваются тибетцы.
«Всякая религиозная деятельность может быть приравнена к «нарушению государственной безопасности» активисты регулярно задерживаются и подвергаются пыткам, и, несмотря на свою редкую населенность, этнические группы Синьцзяна терпят больше экзекуций по связанным с государственной безопасностью преступлениям, чем любая другая провинция», — утверждает Питер Наварро.
Такая ситуация, по его словам, отягощается продолжающейся китаизацией Синьцзяна. Он указывает на то, что китайские власти стремились умиротворить Синьцзян посредством ввоза больших групп китайского населения из других, главным образом, бедных районов — и даже вывоза молодых уйгурских женщин детородного возраста из региона. Вслед за этим Питер Наварро, ссылаясь на сообщение информационного агентства «Reuters» о совсем недавнем выступлении уйгурской активистки в Конгрессе США, отмечает то, что китайские власти, насильственным образом отрывая молодых женщин из уйгурского меньшинства от их домов в Синьцзяне, отправляют их на заводы в Восточном Китае. Эта активистка, Ребия Кадир, как пишется в рассматриваемой публикации, содержалась в заточении более пяти лет за защиту прав мусульманских уйгуров, прежде чем быть отправленной в изгнание в Соединенные Штаты. Она обратилась к Соединенным Штатам с призывом помочь остановить программу, которая, по ее словам, уже переместила более 240 тысяч человек, в большинстве своем женщин, из Синьцзяна. Эти женщины, говорит активистка, сталкиваются с жестоким обращением при 12-часовом рабочем дне и часто месяцами не видят зарплаты из того, что ее настолько задерживают…
Многие подозревают, что политика китайских властей предполагает их выход замуж за представителей ханьского китайского большинства в городах Китая с одновременным поселением китайцев на традиционных уйгурских землях.
Сейчас, в результате такой политики, говорится в публикации, китайское население растет в численности вдвое быстрее, чем уйгурское население. Скорее, отмечает ее автор, чем быть умиротворенным или укрощенным растущим китайским населением, уйгуры попросту становятся все более и более радикальными.
В заключение несколько слов об авторе. Питер Наварро является профессором в школе бизнеса «Merage» при университете Калифорния-Ирвайн. Также он сотрудничает с Си-Эн-Би-Си и является автором труда под названием «Грядущие войны Китая» — «The Coming China Wars», опубликованным «FT Press».

Источник: inosmikzcul.canalblog.com

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *