Четыреста восстаний за двести лет…

Uyghur-riots-UyghurToday_com

Синьцзян-Уйгурский автономный район для многих россиян отнюдь не абстрактное место на географической карте — многие бывали в Урумчи, чтобы закупить китайские товары и потом реализовать их дома. Но «барахольная» тема — особый разговор, есть тема куда более важная — что сегодня здесь происходит и как это может повлиять на ситуацию на континенте в целом?

         Суть сводится к одной простой вещи — уже триста лет уйгурский народ ведет борьбу за создание национального государства. Сами уйгуры считают себя потомками гуннов, и свою высокоразвитую цивилизацию этот тюркоязычный мусульманский народ создал много веков назад. В XVIII веке уйгуры попали под власть Китая, и с тех пор покоя на этой земле нет. Достаточно сказать, что не один раз создавались государства, провозглашавшие независимость от Китая, но рано или поздно они терпели поражение. В 1878 году уйгурское государство имело реальный шанс получить международное признание, но этого не случилось из-за обострившихся англо-русских противоречий. Мощные восстания прошли в 1931-м, 1937-м и 1944 годах. Несколько лет существовала Восточно-Туркестанская республика. Вполне реальным был вариант, что новое государство могло стать еще одной советской республикой в составе СССР. Во всяком случае, проект такой был, и он даже осуществлялся до тех пор, пока в Кремле не сделали ставку на Мао.

         Сегодня опубликовано много ранее не известных документов, которые свидетельствуют о том, что происходило в Синьцзяне (кстати, слово это в переводе с китайского означает «новая граница») в 30-40-е годы. В тот период там находилось семь с половиной тысяч советских военных, были введены тяжелая артиллерия и авиация. Когда по приказу из Москвы наши военные в июле 45-го забирали назад тяжелое оружие и даже минометы, многие местные жители были просто в шоке. Практически ушел и весь личный состав — в основном узбеки и казахи по национальности. На каждый полк армии в Восточно-Туркестанской республике советские войска оставили лишь рацию и двух-трех советников. Все определил вывод: лучше прекратить военную помощь, потому что война будет длительной, и тогда пострадают экономические интересы Советского Союза. Вскоре восстание было подавлено и республика перестала существовать. Но не прекратилась борьба уйгуров за независимость, хотя в 1955 году и был создан автономный район.

         Ключ к тому, что происходит, нужно искать в современной политике китайских властей. Суть этой политики проста: создать искусственный перевес ханьцев над коренным населением. Ключевые должности отдаются только им. С 1990 года мусульманское духовенство приносит некую присягу центральной власти. Тем не менее его все равно проверяют, и 10 процентов мулл были отстранены по итогам проверок. Арендная плата за земельные участки устанавливается для ханьцев на очень низком уровне. www.uyghurtoday.com Существенный момент: воины НОАК, после демобилизации изъявившие желание остаться в Синьцзяне, получают работу (а это в Китае очень важный аргумент) и, кроме того, обретают городскую прописку, что позволяет им ездить по стране. В год в Синьцзян приезжают примерно 250 тысяч ханьцев. Сегодня, по разным оценкам, уйгуров здесь живет более восьми миллионов (сами они говорят об одиннадцати миллионах), и ханьцы сравнялись с ними по численности.

         В ближайшие десять лет Китай намерен вложить в экономику региона 110 миллиардов долларов. А к 2050 году, когда Китай намерен догнать ведущие страны мира по уровню жизни, Синьцзян должен совершить новый рывок.

         Такое внимание Пекина к пограничному региону объясняется несколькими факторами. Достаточно сказать, что запасы полезных ископаемых здесь составляют 80 процентов всех запасов Китая, угля, в частности, 37 процентов. В Синьцзяне находится 57 золотых рудников. Политологи отмечают еще одно важное обстоятельство: видя печальный пример Советского Союза, Китай не остановится ни перед чем, чтобы сохранить в своем составе Синьцзян. Соответственно в исламском мире найдется немало желающих содействовать всеми возможными способами тому, чтобы на карте мира появилось новое исламское государство. Так что потенциально это очень серьезный конфликт, который может вызвать далеко идущие последствия в мировой политике.

         Сегодня многие международные наблюдатели называют Синьцзян «китайской Чечней». Здесь действительно идет вооруженное противостояние, и количество терактов за год равняется не одной сотне. Проблема в том, как к этому относиться: считать движение уйгуров национально-освободительным или же видеть в этом проявление сепаратизма?

         А возможно ли вообще появление на политической карте независимого Синьцзяна? Историк Валерий Бармин на конференции, проведенной совместно Томским Межрегиональным институтом общественных наук и Алтайским госуниверситетом полагает, что говорить о создании независимого Уйгуристана крайне тяжело, в том числе и потому, что речь идет о многонациональной стране. Идея независимости кажется ему неосуществимой в условиях современного Китая. А вот его коллега Сергей Моисеев, наоборот, полагает возможным создание независимого государства. В качестве доказательства он приводит тот факт, что в Китае бывали разные времена, в том числе и кризисные, поэтому сама возможность вооруженного захвата власти в Синьцзяне «достаточно реальна». Другой вопрос: кто поддержит новое государство? Бывшие советские республики Средней Азии, несмотря на наличие в них уйгурской диаспоры, не рискнут ссориться с Китаем. Россия занимает положение вне игры, ведь сегодня Китай не говорит о Чечне, а Россия — о Синьцзяне. По мнению Сергея Моисеева, независимое государство могут поддержать, в том числе и через ООН, США — главный противник Китая в XXI веке. Есть, кстати, и вопрос о том, каким могло бы стать новое государство. Одни говорят исключительно об исламской республике, другие — о государстве уйгуров — Уйгуристане, а третьи полагают, что нужно возрождать Восточно-Туркестанскую республику, которая объединит не только уйгуров, но также проживающих здесь дунган, казахов, монголов.

         Сергей Моисеев уверен, что мощные инвестиции Китая в экономику региона тем не менее не повлияют на политический процесс. Он считает, что один факт говорит сам за себя: с 1759-го по 1949 год на территории Синьцзяна произошло четыреста восстаний против китайского господства…

Источник: Вечерний Новосибирск

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *