Проблемы Восточной Евразии: Китай, Тибет и уйгуры

uyghur-world-for-UyghurToday_com

Поражение арабов в битве при Таласе в 751 году ознаменовало собой начало серьезных проблем в империи Тан. Беды последовали почти немедленно, когда разразилось восстание генерала Ань JIy-шаня. Он был смешанного согдианско-тюркского происхождения и командовал армиями провинций Пекин, Шанси, Шаньдунь. В 755 году он захватил столицу и, хотя через два года умер, восстание продолжалось под руководством другого военачальника, Ши Сы-мина. Оно было подавлено лишь при содействии тибетцев и уйгуров.

С 750-х годов китайцы постоянно теряли территории, которые они контролировали столетиями. В течение 40 лет они ушли почти из всей Центральной Азии, где теперь доминировали народы, исповедавшие ислам, а также тибетцы и уйгуры. В Корее королевство Силла превратилось в эффективное независимое государство под управлением сильного правителя, короля Кёнгдока (742—765). Тем не менее частые восстания аристократии и крестьян в конце VIII века стали причиной падения могущества и коллапса королевства Силла в течении столетия.

На юге с 750-х годов королевство Нань-чжао раскинулось на весьма разнообразных территориях, находящихся под китайским, индийским и тибетским влиянием. К 827 году оно господствовало в районе реки Сицзян, в 860-х годах одержало победу над китайцами и захватило Сычуань. С 902 года оно уже известно под названием королевство Дали и просуществует вплоть до XIII столетия. В 939 году Вьетнам избавился от полного контроля из Южного Китая и впоследствии почти неизменно был независим от Китая.

Уйгуры проживали в степях восточной части Центральной Азии, где находилась их столица Кара-Балгасун. Они, как правило, поддерживали китайцев и помогали им подавить восстание Ань Лу-шаня. Они поступали так, потому что зависели от выплачиваемой Китаем дани. Китайцы должны были платить за каждого уйгурского скакуна сорок мер шелка (ранее они уже выплачивали такую норму тюркам), причем столько же полагалось даже за плохих лошадей. В 765 году династия Тан вынуждена была выплатить уйгурам специальную вознаграждение в 100 000 мер шелка, чтобы те покинули китайскую столицу. В течение столетия китайцы отдавали пятьдесят мер шелка за лошадь и отдельно 500 000 мер шелка каждый год.

Как и прочие азиатские империи, уйгуры были заинтересованы в стабильности, чтобы они могли получать доход с торговли вдоль Великого Шелкового пути. Они сотрудничали с согдианскими торговцами на западе, приняли от них манихейство и согдианский алфавит. Уйгуры быстро превратились в оседлый народ, включенный в обширную торговую сеть Центральной Азии. Они усовершенствовали софистическую правовую систему, которая содержала в себе возможность предъявлять иск за убытки, причиненные разрывом контракта — важная мера предосторожности для своих торговцев.

Закрепление оседлого образа жизни, видимо, ослабило военную организацию уйгуров; одновременно возник внутренний конфликт из-за престолонаследия, результатом чего стала гражданская война в 832 году. В течение более двух десятилетий уйгурская империя потерпела поражение от киргизов (тюркское племя из области Отюкен) и распалась на три княжества: Кань-чжоу, Шай-чжоу и, наиболее важное, Кочжо, существовавшее вокруг оазисов в районе торгового города Турфан. Они долго сохраняли статус независимых, так как ни тибетцы, ни китайцы не были достаточны сильны, чтобы разбить их. В середине IX века уйгуры приняли махаянский буддизм.

Начало IX века отмечено экспансией тибетского могущества, в то время как империя Тан и уйгуры слабели, а тибетцы смогли даже осадить далекий Самарканд. В 822 году они обеспечили себе военную безопасность путем мирного договора с китайцами, признавшими тибетскую независимость: текст этого договора был выгравирован на стеле, которая находилась в Лхасе до 1959 года. Тибетская мощь была недолгой и рухнула в 840-х годах в результате восстания аристократии (частично направленного против буддистских монастырей) и убийства короля Дханг Дарма, не оставившего наследников. В итоге в стране началась анархия. Буддизм был возрожден в Тибете в начале X столетия при дГонгспа рабгсалте, обосновавшимся в монастыре Амдо. Именно здесь была основана старейшая школа буддизма в Тибете — рНьин-ма-па. В политическом отношении Тибет оставался разделенным на несколько мелких княжеств.

Коллапс уйгурского государства в 830-х годов устранил одного из главных сторонников династии Тан. Однако к этому времени Китай уже страдал из-за нескольких проблем, общих для всех доиндустриальных империй в период их упадка: слабости центральной власти, раздробленности и роста внешних угроз, с которыми было трудно справиться. Правительству все сложнее было поддержать контроль внутри страны, в особенности над наместниками и местными военачальниками — чже-ду-ши. К 870-м годам полный упадок «справедливой сельскохозяйственной системы» в империи Тан порождал все увеличивающиеся крестьянское недовольство, в то время местные феодалы (элита) продолжали захватывать земли. Большие группы бандитов и грабителей бродили по сельской местности, в течение десятилетия численность банд выросла и в общей сложности насчитывала до 600 000 человек. В 881—883 годах одна такая бандитская армия захватили столицу Чанань, правительственные войска вернули ее, разграбили, а потом снова оставили крестьянским мародерам. Император покинул превратившийся в руины Чан-ань, Лоян также потерял много своих жителей.

С середины 880-х годов у императоров имелось мало реальной власти, хотя формально династия Тан существовала вплоть до 907 года. Но империя уже распалась, а военные наместники, которые с конца IX века назначали своих преемников без какого-либо вмешательства из центра, теперь вовсе создали свои собственные царства. В X столетии Китай был разделен на «Пять Династий», или царств, которые контролировали главные регионы Китая: Шу — в северной Сычуани, Южная Хань — в районе Кантона, Мин — в Фукяни, Чу в Хунани и У-Юэ в Чжегяне.

Хотя раздробленность в конце IX — начале X столетия продлилась сравнительно недолго (к 979 году Китай вновь воссоединился), она имела несколько существенных последствий. На севере страны многие потомки древних аристократических родов, происходивших еще из кочевых народов, проживавших в Китае и образовавших после падения империи Хань свою собственную династию, исчезли в ходе постоянных войн. В то время как военная знать теряла свою мощь и влияние, все большее количество контролировавшихся наместниками ополчений превращалось в профессиональные армии.

Несмотря на то, что X век был период раздробленности, он стал также периодом быстро увеличивающегося процветания Китая, которое заложило фундамент для выдающихся достижений эпохи Сун в течение следующих трех столетий. В долине Янцзы возрастала продуктивность сельского хозяйства благодаря использованию усовершенствованной технологии ирригации и новых, более продуктивных сортов риса. Это, в свою очередь, вызвало быстрый рост уровня жизни, появление большого количества продовольственных излишков и усилившуюся торговлю.

Контроль за протяженными торговыми путями в Центральной Азии уже не находился в китайских руках, поэтому купцы и торговцы обратили свой взор на морские пути и южные прибрежные города. Здесь уже проявились первые признаки коммерческой революции последующих столетий, и повсюду правительства меняли принципы налогообложения — с сельскохозяйственного и поместного на коммерческое и торговое.

Начало X столетия также отмечено крупным культурным изменением в Китае, характеризующемся возросшей враждебностью к иностранному влиянию, стремлениям возвратиться к традициям, присущим добуддийскому Китаю. Эти настроения отчасти были политическими и стали результатом разрушений, которые причинило восстание Ань Лу-шаня: он и его войска рассматривались (и достаточно справедливо) как не китайские. Кроме того, сильное влияние оказывало все усиливающееся давление тибетцев и уйгуров в Центральной Азии — в особенности от их контроля над торговлей лошадьми.

Уже в начале 760-х годов в Янчжоу произошли нападения на иностранных купцов. В то же время отмечается возрастающее негодование, вызванное могуществом и богатством буддийских монастырей — тогда как в других регионах Центральной Азии буддизм слабел, потому что был удален из политической жизни. Многие китайцы на юге страны, в особенности представители культурной элиты, возмущались явным усилением знати некитайского происхождения на севере. Они распространяли идею воскресить китайский традиционализм — движение, ставшее известным как «неоконфуцианство», хотя на самом деле оно было весьма далеко от идей, развивавшихся тысячу лет назад в годы правления династии Хань.

В 870-х годах были запрещены религии «иранского» происхождения — зороастризм, манихейство и несторианство. Чуть ранее, между 842 и 845 годами, были предприняты меры против буддизма. Монастыри очищались от «неподходящих» монахов, частные монашеские владения конфисковывались (это вполне можно было объяснить буддийскими принципами). Всего были закрыты либо снесены 4600 монастырей. 260 000 мужчин и женщин из сангхи вынуждены были возвратиться к мирской жизни, а большинство монастырских имений оказались обложены налогом.

Однако эти антибуддийские меры практически везде (возможно, за исключением столицы) применялись не в полную силу, и с 850-х годов смягчились. Буддизм, в особенности его ветвь Чань, продолжал процветать во многих провинциях. Однако репрессии 840-х годов ускорили процесс уже другого рода — устойчивый спад значимости буддизма внутри китайского общества и государства.

Источник: http://world-history-ponting.blogspot.com/

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *