Уйгуры Китая: «культурный геноцид»

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

Уйгуры

В представлении народов мусульманского Востока и демократического Запада Китай, как правило, является единым, сильным, однородным и мирным государством с продолжительной общей историей, живущим и успешно развивающимся под славным руководством коммунистической партии.

В расслабляющей политической атмосфере, сложившейся после «холодной войны» и особенно после того, как Запад начал наводить мосты с Китаем,  многие склонны считать Китай демократическим государством, полностью игнорируя или забывая, что Китай до сих пор находится под властью одного из самых жестких диктаторских режимов мира.

Впечатленные прогрессом Китая, достигнутым за последние 30 лет под государственным руководством и изо всех сил стремясь попасть на огромный китайский рынок, сулящий миллионные прибыли, многие страны и крупные корпорации просто закрывают глаза на китайскую политику жестких репрессий уйгуров — тюркоязычного мусульманского народа в Восточном Туркестане, который Китай переименовал в «Синьцзян».

Однако миф о едином, сильном и мирном Китае с однородным населением понемногу развеивается. Причиной тому стали недавние трагические события в Восточном Туркестане и центральном Китае — события, которые потрясли китайский народ и международное сообщество, привыкшее верить сфабрикованной Пекином версии политической истории аннексированных территорий и так называемого «преференциального режима» для меньшинств.

22 мая официальные СМИ Китая сообщили о взрыве бомбы на рынке в Урумчи, жертвами которого стал 31 человек и 94 получили ранения. Хотя ни одна уйгурская организация не взяла на себя ответственность за этот теракт, Пекин обвинил уйгуров. Это последний в серии терактов, в том числе на вокзалах в Урумчи и Куньмине, а также на площади Тяньаньмэнь, якобы совершенных уйгурами. Подобные теракты в отношении гражданского населения прискорбны.

В то время как китайские власти продолжают обвинять в кровопролитии «три злых силы: терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм»,  многие китайцы осознали жестокую реальность лживых пропагандистских россказней Пекина о «мирном освобождении Синьцзяна» и «ликующих уйгурах» в цветных национальных костюмах, преисполненных благодарности китайскому колониальному режиму в Восточном Туркестане.

Неприязнь между китайским государством и уйгурами началась не вчера. Она началась в октябре 1949 года, когда армия коммунистического Китая во главе с генералом Ван Чжэнем при поддержке Советского Союза оккупировала Восточный Туркестан и усмирила сопротивление уйгурского населения путем публичных казней и массовых убийств. В ходе завоевания Восточного Туркестана коммунистическим Китаем войсками генерала Вана были убиты десятки тысяч уйгуров.

Обещания самоуправления

Первоначально китайские коммунисты обещали  уйгурам самоуправление и даже независимость, но после аннексии и создания «Синьцзян-Уйгурского автономного района» в 1955 году они забыли о своих обещаниях. Вопреки заявлениям Пекина о том, что «Синьцзян с древних времен является неотъемлемой частью Китая», в буквальном переводе с китайского Синьцзян значит «новые рубежи» или «новая граница» .

Название Синьцзян оскорбительно по отношению к коренному уйгурскому населению, живущему здесь не одну тысячу лет, при этом название Восточный Туркестан объявлено вне закона. Уйгуры — впрочем,как тибетцы и монголы — никогда не пользовались автономией в этом «автономном районе», поскольку вся политическая, военная, полицейская и экономическая власть находится в руках китайских чиновников (ханьцев). На всех уровнях государственного управления, в том числе на уровне председателя района, уйгуры представлены только номинально.

Поскольку Восточный Туркестан был по сути аннексирован, отношения между китайским государством и коренным уйгурским населением — это отношения колонизатора и колонизируемого. Чтобы контролировать «новые рубежи», Китай безжалостно подавляет любые признаки беспорядков со стороны уйгуров и переселяет в регион миллионы лояльных власти китайских поселенцев, предлагая им работу, жилье, банковские кредиты и экономические возможности, в которых отказано уйгурам. В то же время государственные корпорации эксплуатируют богатые природные ресурсы этой территории, ничего не оставляя уйгурам. При размерах, примерно равных Ирану, Восточный Туркестан обладает огромными запасами природного газа, нефти, золота, урана, каменного угля и других минералов, однако уровень жизни уйгуров остается одним из самых низких в Китае.

Уйгурское население, в 1949 году составлявшее 90%, в настоящее время не превышает 45%, тогда как число китайцев, благодаря государственной программе массового переселения, непропорционально выросло с 6% в 1953 году до нынешних 40% (не считая военных, сезонных рабочих и трудовых мигрантов). Многие уйгуры считают, что китайцы уже в большинстве, так как Пекин продолжает поощрять их переезд сюда.

Недовольство уйгуров китайским правлением объясняется тем, что они потеряли независимость, перестали быть хозяевами своей политической судьбы и чувствуют, что их вытесняют миллионы китайских поселенцев, угрожающих их дальнейшему существованию как исторически коренного большинства на их собственной родине. Они также недовольны нынешним китайским режимом колониализма и фактического апартеида, систематическими репрессиями уйгурского народа, начиная с 1949 года, и тем, что после 11 сентября 2011 года все гонения на уйгуров сводятся в конечном счете к борьбе с «исламским терроризмом».

«Культурный геноцид»

В период с 1964 по 1996 года Китай провел в Синцзян-Уйгурском автономном районе испытания 45 ядерных устройств (подземных и наземных), загрязняя воздух, воду, землю, медленно убивая радиацией людей и животных. Помимо этого уйгуры возмущены нынешней китайской политикой, направленной на искоренение уйгурской самобытности, культуры, религии и обычаев, а также убийствами китайскими солдатами без суда и следствия уйгурских мужчин, женщин и детей.

Уйгуры чувствуют, что не в силах защитить свою историческую родину, образ жизни, самобытность, язык и религию от наступления Пекина и ханьских поселенцев, присваивающих себе все, что раньше принадлежало уйгурам. Когда умеренные уйгуры, такие как профессор Ильхам Тохти (Ilham Tohti) и лингвист Абдувели Аюп (Abduweli Ayup) подверглись осуждению и были арестованы, кое‑кто в отчаянии решил взять дело в свои руки и дошел до ужасных актов политического насилия в отношении не только китайских правоохранительных органов, но и поселенцев.

Пекин тотчас воспользовался этими атаками, чтобы заговорить о «террористической угрозе со стороны уйгуров-мусульман» и о том, что «Китай тоже стал жертвой терроризма», тем самым пытаясь отвлечь общественное мнение в стране и мире и заглушить критику международного сообщества по поводу последовавших  после этого жестоких репрессий. Несмотря на то, что Китай продолжает муссировать «террористическую угрозу», подавляющее большинство уйгуров — мирные люди, и они надеются на изменения мирным путем. Впрочем, наши неоднократные призывы к мирному диалогу для решения проблемы Восточного Туркестана в интересах обеих сторон и для того, чтобы разорвать круг насилия, до сих пор оказывались абсолютно недейственными.

Китайские власти должны понять, что эта земля не может  нести процветание китайским колонизаторам-поселенцам и гибель коренному уйгурскому населению. Проще говоря, Пекину не удастся поддержать политическую стабильность и создать межэтническую гармонию в Восточном Туркестане, направляя дуло пистолета на каждого уйгура и борясь с так называемыми «тремя силами зла» путем объявления всех уйгуров «террористами» и «врагами китайского государства». Перед Китаем стоит очевидный выбор: либо считать уйгуров равноправным гражданами Китая и соблюдать конституцию и законы об автономии региона, либо дать им право на самоопределение и самостоятельный выбор своего политического будущего. В противном случае уйгурский народ, также как и тибетцы, будет продолжать сопротивление китайскому режиму на своей родине в XXI веке.

Слово за Пекином. Если Китай будет по‑прежнему отказываться сделать выбор и продолжит применять свой старый неэффективный метод жестоких репрессий и принудительной ассимиляции, то это будет значить, что Китай выбрал войну со всеми уйгурами, и, в конце концов, вместо «новых рубежей» он получит свою Палестину.

Алим Сеитов (Alim Seytoff) — представитель Всемирного уйгурского конгресса (WUC), президент Американской ассоциации уйгуров, США

Источник: http://islam.com.ua/

Смотрите также:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *